Главная История в датах Регистрация Вход

Приветствую Вас Странник | RSS

Страница 1 из 11
Форум » =Творчество= » Макс Артур » Легенды Безымянного Мира II » Легенда о Реке Смерти (Фэнтези)
Легенда о Реке Смерти
ФеймирДата: Сб, 23.09.2017, 14:24:31 | Сообщение # 1
Император Фэйтландской Империи
Группа: Администраторы
Сообщений: 988
Статус: Спящий
Уровень 1


Давным-давно жил в маленькой деревушке у реки бедный крестьянин. Лет ему было далеко за сорок, а нажил он за все годы честного труда маленькую избу да корову с козой. Родных у него не было, друзья юности обзавелись семьями, а он так и не встретил женщину, которую мог бы поместить в своё сердце как самый светлый алтарь. Так и жил один.
Кормился мужик тем, что давало ему небольшое поле да сад, приторговывал молоком на местной маленькой ярмарке, и ещё иногда, как и все односельчане, рыбачил у реки.
Деревушка, где жил крестьянин, раскинулась на берегу глубокой и быстрой реки. Сразу за ней начинался дремучий сосновый бор. Корабельные сосны, вырубаемые там сотнями, приносили местным лесорубам неплохой доход. Охотники притаскивали по вечерам из леса на плечах стройных оленей, свирепых вепрей, лисиц и волков.
Случилось так, что однажды на закате крестьянин, уставший от дневной работы в саду, решил спуститься к реке и отдохнуть на помосте с удочкой в руках.
Прихватив с собой небольшое ведро для рыбы и мешок с краюхой хлеба, мужик закрыл за собой калитку и направился по тропинке в сторону реки.
Собственно, было три мостика на реке. Один был очень большой и почти доходил до середины реки. Там к кольцам, вбитым в доски, были привязаны лодки рыбаков. По вечерам они суетились на помосте, хвастались уловом, чинили снасти и пили яблочную наливку. Крестьянину не хотелось сегодня напиваться.
Был второй помост, который обсиживали рыбаки, у которых не было лодчонок. Те пили брагу прямо за ловлей рыбы. То же самое.
И был, наконец, третий мостик, маленький и старый, почти развалившийся. Там редко кто бывал. Туда-то и отправлялся мужик ловить рыбу.
Он спустился по неприметной, заросшей хвощом тропинке, и оказался в небольшом болоте. Кругом шелестели под дыханием ветра заросли камыша. Осторожно перейдя болото по кочкам, крестьянин очутился на берегу реки. Отсюда не было видно родного села – повсюду росли согбенные ивы с тёмными, покрытыми паутиной узкими листьями.
Помост, сделанный из досок, ныне замшелых и потемневших, был на месте. Он вдавался в тело реки метров на двадцать, а высота была такова, что вода плескалась под самым настилом.
Мужик осторожно ступал по полусгнившим доскам – некоторые из них были разломаны посредине и концами лежали в речной воде. Он и сам пару лет назад провалился на одной из них и едва не сломал ногу.
Крестьянин благополучно добрался до конца мостика. Свесившись с него, он наполнил ведро водой. Затем выудил из мешочка с влажной землёй розового червяка, оторвал от него кусочек и насадил на крючок. Присел на обрубок дерева, оставленный здесь кем-то. Махнул удочкой и забросил поплавок с крючком далеко от помоста. Поплавок из гусиного пера, покачавшись на воде, замер. Вода была мутная.
Оранжевое солнце садилось за высокие сосны на далёком берегу. Из воды доносилось кваканье жаб, плеснулся окунь. Больше ничего не нарушало вечерний отдых крестьянина.
Первым на крючок попался небольшой ёршик, затем серебристый синец. После этого клёв прошёл. Но крестьянин всё равно продолжал сидеть на помосте, внимательно следя за поплавком. Изредка он оглядывался вокруг и тихонько вздыхал. Мысли его текли размеренно и душу переполняло спокойствие, как всегда с ним бывало у воды. Потом мужик прилёг на самый край, подложив под голову деревянный чурбан. Глаза его закрылись сами собой. Крестьянина сморил сладкий сон.

Когда мужик проснулся, была глухая ночь. Взошла на небо летняя луна. В её неверном свете блестела, переливаясь угольно-чёрными волнами, гладь широкой реки.
Он поднялся на ноги. Деревья черными призраками высились на берегу, тропинку, по которой он пришёл из болота, скрыла ночь. Крестьянину стало как-то не по себе.
Удочка лежала рядом. Деревянная катушка ушла в щель между досками. Поплавка не было видно вовсе.
Мужик высвободил удочку, и тотчас же необычайная тяжесть обрушилась на него.
«Не иначе, большая щука или сом, - мелькнуло в голове».
Он схватил леску руками и тянул – она с трудом, но поддавалась.
Что-то светящееся поднималось из глубины. Крестьянина охватил ужас, руки его задрожали, но в то же время ему стало интересно, что же он выловил.
Странная это была река. Старожилы рассказывали, будто где-то в здешних местах бесследно пропал лет сорок назад отряд королевских латников. Расследование, проведённое трёмя детективами из столицы королевства, ничего так и не дало – не было найдено ни трупов, ни доспехов или одежды.
А ещё жил в деревне старый рыбак, который хвастался, будто в юности подцепил багром русалку, прямо за хвост. И показывал обрубки трёх пальцев на левой руке, что та откусила, когда улепётывала от него.
Мужик всё тянул леску. Она немилосердно резала его мозолистые пальцы, с них уже капала в речную воду горячая кровь. Но он не отпускал. И, наконец, то, что он поймал, оказалось у самой поверхности, возле конца мостика. Крестьянин никогда не видел ничего подобного. Это была огромная рыба, её длина без хвоста достигала пяти локтей. Крупная чешуя светилась странным сиянием, похожим на то, которое испускает полная луна за завесой ночного тумана. Её разумные глаза смотрели со странной укоризной на мужика, и ему захотелось отпустить её. Но он не поддался чарам и вытянул добычу на дощатый настил. Рыбина неподвижно легла на старые доски, а крестьянин, всё ещё державшийся за неожиданно ослабшую леску, повалился на спину.
Рыба покоилась прямо перед ним, неподвижная, словно мёртвая. И тут он увидел то, чего раньше не было. Теперь между остекленевших глаз рыбины из светящейся чешуи проглядывала огромная жемчужина. Крестьянин зачарованно протянул к ней руки, его пальцы с трудом обхватили гладкую поверхность драгоценного шара и легко оторвали её от чешуйчатого лба рыбины.
Словно ребёнок, склонившийся над полученным лакомством, крестьянин поднёс жемчужину к глазам и рассматривал её идеальную поверхность. Ни единого изъяна не была видно на драгоценности. Размерами она не уступала большому яблоку. Конечно, в реке водились перловицы – и мальчишки, целыми днями плескавшиеся в воде, ныряли за ними и доставали из раковин маленькие жемчужины. Но то были крохотные шарики, не достигавшие и размеров пшеничного зерна. А это было чудо, представшее перед ним таким невероятным образом.
Он отполз подальше от недвижимой рыбины, гнилые доски угрожающе ныли под его весом. А потом крестьянин внезапно почувствовал, как его глаза слипаются, точно в них брызнули молоком. Он положил голову на настил, стиснул покрепче жемчужину и через миг уже забылся сном.
Проснулся он, когда летнее солнце уже висело над самой головой. Первым делом мужик бросил взгляд на свои судорожно сжатые ладони – жемчужина была на месте. А потом с ужасом заметил, что рыбина исчезла. Он поднялся и осмотрел место, где она лежала – ничего, кроме нескольких крупных чешуек, там не осталось. Крестьянин сложил руки лодочкой над одной из них, а потом заглянул внутрь – чешуйка слабо светилась.
Но главное: у него осталась жемчужина. Он быстро собрал снасти и направился домой, размышляя о том, как продаст её на ярмарке и выручит целое состояние. А потом переедет в город и найдёт себе занятие по душе. А там и семья появится.

В последний день лета на ярмарку приезжал самый богатый из городских купцов. Он скупал у охотников лисьи шкурки, а золота у него хватило бы, чтобы купить всю деревню, где жил крестьянин, и не одну.
Мужик никому не рассказывал о своей находке. И только когда в последний день ярмарки приехал купец, крестьянин направился прямиком к его богатому шатру.
Полотняный вход в шатёр охраняли двое наёмных воинов в полном вооружении. Один вытянул вперёд руку в латной перчатке, жестом остановив крестьянина.
- Куда?
- Я хочу сторговаться, - объяснил мужик.
- На охотника не похож, - сказал один из воинов другому.
- Что у тебя к нашему хозяину? – спросил другой, на всякий случай положив руку на рукоять кривой сабли.
- Я нашёл большую жемчужину в реке. Хочу продать ему.
- Не врёшь? – удивлённо крякнул первый охранник, с красным лицом и рыжими жёсткими усами.
- А ну покажи, - велел второй стражник, кряжистый воин с лысой головой и чёрной бородой.
Крестьянин вытащил из холщового мешочка на поясе свою драгоценность, бережно обмотанную в чистую тряпицу.
Глаза обоих воинов полезли на лоб, когда мужик развернул тряпицу и показал им жемчужину. Они хищно переглянулись.
- Не хотелось бы тебе это говорить, - сказал вкрадчивым голосом рыжий, - но наш хозяин даст тебе за неё всего шестьдесят золотых.
Тут уж настал черёд изумляться крестьянину. Золотую монету он держал в руках всего раз в жизни. Кошель, полный накопленного серебра, мужик обменял на один золотой, а на него купил на ярмарке свою корову. А тут шестьдесят.
- А у нас получится где-то семьдесят золотых, - чернобородый кивнул своему напарнику.
- Так что решай сам, - с безразличным видом бросил мужику рыжий охранник.
- Согласен, - расплылся в улыбке крестьянин и протянул руку первому стражнику в знак заключения сделки.
- Обойдёмся без формальностей, - отмахнулся тот. – Решено, значит.
- Такие сделки в людных местах не совершаются, - чернобородый бросил опасливый взгляд на королевского стражника, прогуливающегося неподалёку. – Отойдём к реке.
Воины вместе с крестьянином спустились к берегу. Высокие камыши скрывали их от многолюдной ярмарки.
- Тут безопасно, - кивнул рыжий стражник.
Он потянулся к своему кошелю, висевшему на поясе, но неожиданно вскинул руку и кулаком в стальной перчатке ударил крестьянина в челюсть. Тот даже не успел шевельнуться. Второй стражник выхватил из ослабевших ладоней мужика жемчужину.
- Уходим, - крикнул он товарищу.
Спустя миг негодяи уже удирали в сторону ярмарки. Мужик бросился их преследовать, но силы покинули его, он повалился на речной песок.
Подгоняемый не оставившей его надеждой, он поспешил к купцу. Стражников там, естественно, уже не было.
Старик охал и ахал, жаловался на людскую неблагодарность, но видно было, что его больше волнует вопрос, где нанять новых стражников, чем украденная у какого-то деревенского мужика жемчужина. Мужик как мог, описал драгоценность, но купец решил, что тёмный крестьянин явно преувеличивает. В конце концов, старик выставил его.
- Будешь докучать, кликну полицейского, - заявил купец раздражённо.
И крестьянин, глотая горькие слёзы, поплёлся домой.

Из далёких земель через горы и леса пришла в эти края осень. Листья на деревьях сделались золотыми, а дни становились всё короче. Жители деревни заготовляли на зиму дрова, собирали урожай на маленьких полях.
А он умирал. Коза, дававшая молоко, была продана бражнику, корова умерла от неизвестной болезни, как и половина скота в округе.
Плодородное поле крестьянина заросло сорняками, задушившими всю его пшеницу, а на яблонях, что росли возле дома, сидели вороны, расклёвывая плоды. В избе не осталось ничего, кроме кровати и стола из дубовых досок да нескольких глиняных горшков.
Целый месяц он ждал приезда ярмарки, чтобы продать найденную жемчужину. И каждый день трудился до седьмого пота, засыпая со сладкой мыслью о богатстве. Он уже представлял себя в городе, в маленькой лавчонке, продающим душистые булки горожанам. Или владельцем большого стада, заключающим сделки со скорняками и сапожниками, на него работали нанятые пастухи. А потом всё пропало. И теперь ему было невыносимо от мысли, что придётся провести остаток жизни в одиночестве, в старой избе на краю деревни.
Крестьянин не хотел больше жить. Он был слишком слаб духом, чтобы покончить с опостылевшим существованием, потому просто пил. Пил до тех пор, пока мир вокруг снова не обретал утерянные краски счастья.
Он почти ничего не ел, только жадно глотал мерзкую брагу и забывался хмельным сном. И там он был счастлив. Ему даже снилось, что мечты его наконец осуществились и он живёт в городе. У него сто овец и двести коров. А ещё он встретил женщину. У неё были пепельные волосы и такие же серые спокойные глаза. Они любили друг друга.
А затем он просыпался в холодной избе. И шёл к бражнику, выменивая последнюю утварь на ещё одну бутыль. И вновь погружался в свои грёзы.
Иногда он, шатаясь и падая, брёл на свой причал и кидал в воду снасти, тщетно пытаясь снова выловить ускользнувшее чудо. А когда просыпался поутру, его худые пальцы вытягивали леску с давно объеденным рыбами крючком.
Былые приятели сторонились его, боясь, что он начнёт просить у них взаймы. Мужик исхудал и зарос бородой. Волосы его стали седыми.
Однажды он ушёл рыбачить на свой помост поздним вечером. В его мешке была лишь бутыль, полная тыквенной браги. Крестьянин на слабых ногах взошёл на мостик. Сделав ещё несколько глотков, он упал на сырые доски, так и не успев разложить снасти. Тяжелый сон одолел его измученный разум.
И во сне источенные жуками доски подломились. Угольно-чёрная вода обхватила его своим осенним холодом и разбудила. Мужик вынырнул, отплёвываясь и кашляя, ударился головой о доски. Он ещё не отрезвел и с трудом двигал руками. Ему удалось выплыть из-под помоста, но выбраться из воды он уже не смог.
И тут снова, как в тот далёкий день, чудесное сияние вновь появилось перед его глазами. Мужик не боялся, только ждал с нетерпеньем. Рыба с умными глазами вильнула серебряным хвостом и поманила за собой.
- Ты знаешь, что случилось с прежним подарком, - сказал он рыбе. – Подари же мне ещё один.
И в его голове пронёсся мысленный ответ волшебного создания:
- Я уведу тебя туда, где ты будешь счастлив.
Крестьянин знал, что так оно и будет. Он следовал за ней.
На середине реки были водовороты. Даже лодчонки рыбаков не заплывали сюда. Туда, на стремнину, холодная вода уносила слабое тело крестьянина.
Он оставлял этот бездушный мир ради того, что ему пообещала чудная рыба. Он не знал, что это будет, просто верил ей. В отличие от остальных, это создание его не обманет.
Водяная воронка затянула его в свои глубины, и он уже не смог бы вырваться из её могучих объятий. Да только он и не хотел.
Рыба исчезла, указав путь. Дальше он продолжал его в одиночестве, в чёрной бездне ночной реки.
Вода нежно обволакивала его, ненавязчиво увлекая всё дальше. Водоворот кромешной тьмы скрылся вместе с крестьянином на дне. Наверное, это был подводный тоннель.
Время не имело значения. Но вот его вынесло куда-то в подземную пещеру. Слабый зеленоватый свет был здесь. Никогда, ни единый луч солнца не осквернял это место. Безжалостного солнца, под которым умирают люди и кипят кровавые войны. Солнца, которое летними днями истязает душу жарой, а зимой дарит лживое тепло заснеженным равнинам, где коченеют люди в холодных избах.
Неторопливо всплыв к поверхности подземного озера, крестьянин поднялся на ноги и вышел из воды. Своды колоссальной пещеры едва угадывались далеко вверху. Слабый свет, источаемый, казалось, самим чудесным воздухом, выхватывал из темноты всё новые детали.
Кругом отблёскивали озера, похожие на то, из которого вышел он. В некоторых плавали русалки, глядя на него детскими глазами. На возвышениях стояли жилища, сделанные самой природой из полупрозрачных известковых колонн и сталагмитов. В них жили такие же люди, как он. Им тоже посчастливилось попасть сюда. В водопадах, бивших из стен пещеры, резвились удивительные существа.
Крестьянин заметил длинную лестницу, выточенную в коренной скале самой природой. Она вела на небольшую гору в центре пещеры. Только сейчас он обратил свой взор туда. Дивный дворец из лазурных кварцевых льдин был там.
Он шёл туда, завороженный этой красотой. Наверху, под лучами солнца, всё это было бы невозможным.
Башни и шпили, арки и высокие окна с зубцами сталагмитов разворачивались перед ним во всей красе.
Люди, встречавшиеся на пути, глядели на него с добротой и приязнью. Здесь он был своим.
Кивком головы приветствовал крестьянин двоих односельчан. Они приветливо махнули ему. Один из них утонул в реке восемь лет назад, другой утопился когда-то сам. Теперь крестьянин был с ними.
Полупрозрачные ворота дворца были гостеприимно распахнуты. В первой зале была стража. Он не удивился, узнав в них тридцать королевских латников, пропавших когда-то в этих краях. Умиротворение светилось на их бледных лицах – теперь у них была гораздо более почётная служба.
Он вошёл в следующий зал. В нишах зелёных стен лежали огромные раковины, а в каждой – жемчужина. Такая была когда-то и у него. Однако здесь богатство не имело значения. Главным достоинством жемчужин была чистая красота.
Глубокие прозрачные озёра были повсюду в этом зале. У самых стен из скважин вздымались фонтаны ледяной воды, застывая в невообразимых обличьях холода.
А посреди зала крестьянин заметил большую чашу слабо светящейся воды. Там отдыхала хозяйка этого подземного мира.
Невообразимой красоты женщина улыбнулась ему. Её пепельные волосы опадали на плечи водопадами серебра, а серые глаза лучились мягким сиянием. Мантия из синих нитей окутывала её тело, слабо волнуясь под движениями голубой воды. А рядом плавала чудесная серебряная рыба.
- Ты тот, кого выбрала она. А она не ошибается, - женщина указала на рыбу с глазами, полными мудрости.
Голос её был чист и переливался дивной музыкой, словно хрустальный ручей в недрах земли.
- Ты подарила мне счастье, а люди забрали его у меня, - произнёс крестьянин и низко поклонился.
- Твоя жемчужина здесь, - улыбнулась она светлой улыбкой. – Те, кто похитил её, недолго радовались своей добыче.
- Ты убила их? – удивлённо поднял он брови.
- Разумеется, нет, - сказала владычица. – Море. Та сила, что дала нам всё это, заботится о своих детях и не даёт их в обиду. Корабль их потерпел крушение, а верные слуги принесли мне жемчужину.
- Я видел тебя во сне, - восхищённо вымолвил он, не в силах оторвать взгляд от её прекрасных очей.
- Я звала тебя, - чарующе улыбнулась женщина.
- И я пришёл к тебе, оставив жизнь в том мире, где светит безжалостное солнце.
- И мы будем вместе на века, - закончила владычица.

15.08.2007-25.09.2007
Днепропетровск


© Copyright: Макс Артур, 2010
Свидетельство о публикации №210040800134
Прикрепления: 6035319.jpg(50Kb)
 
Форум » =Творчество= » Макс Артур » Легенды Безымянного Мира II » Легенда о Реке Смерти (Фэнтези)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Макс Фэйтон © 2009 - 2017
Используются технологии uCoz