Главная История в датах Регистрация Вход

Приветствую Вас Странник | RSS

Страница 1 из 11
Форум » =Творчество= » Макс Артур » Легенды Безымянного Мира I » Легенда о бродяге (Фэнтези)
Легенда о бродяге
ФеймирДата: Пт, 08.09.2017, 22:19:44 | Сообщение # 1
Император Фэйтландской Империи
Группа: Администраторы
Сообщений: 209
Статус: Спящий
Уровень 1


Давным-давно скитался по свету бродяга. Не было у него ни дома, ни родных, ни друзей. Со своей залатанной котомкой побывал бродяга во многих городах, нанимался на работу, но нигде не хотел остаться жить насовсем. Работал он и в кузнице, и у сапожника, и даже пастухом. Но поскольку бродяга не отличался особым трудолюбием, то ему быстро надоедал нелёгкий труд и он исчезал. Случалось ему и просить милостыню на ступенях храма, случалось и воровать, чтобы не умереть от голода. Всё испытал он в своей безрадостной жизни.
Но однажды, в каком-то городе, случилось ему заночевать в саду знатной графини. Не знал он, чей это сад, но ничего не боялся в этом мире бродяга, ибо нечего было ему терять, кроме своей жалкой, лишённой смысла жизни.
Уставший от дневных скитаний, он преклонил голову под высоким кипарисом и сон быстро унёс его в иные, менее жестокие миры. А наутро сама графиня, выйдя после утреннего чая в сад, застала там спящего юношу. Вначале ею овладел испуг, но потом она подошла поближе и вгляделась в его лицо, умиротворённое счастливым сном.
Он был красив и высок, а небольшая борода и длинные волосы делали его немного старше. Одет он был в лохмотья, рваные, но чистые. Бродяга не упускал случая помыться и постираться в какой-нибудь реке или озере. Он понравился графине.
Женщина разбудила юношу, коснувшись его плеча своей белой рукой. Он открыл глаза и, испугавшись, отодвинулся от ствола дерева и попытался встать, но нечаянно наступил на полы своего залатанного кафтана и упал на траву.
Графиня рассмеялась.
- Можешь меня не бояться, я тебе ничего не сделаю, - молвила она, доброжелательно глядя на него.
- Я и не боюсь, - смутился юноша и на этот раз уже удачно поднялся на ноги.
- Как зовут тебя? – поинтересовалась графиня.
Он ответил и задал тот же вопрос. Женщина представилась.
- Графиня?! – немного испуганно повторил он.
А потом робко извинился за то, что заночевал без спроса в её саду. Это очень понравилось графине. Она спросила о его занятии. Пришлось юноше рассказать о своей нелёгкой бродячей жизни.
- Я, наверное, пойду, - добавил он в конце и ещё раз извинился за причинённое беспокойство.
Графине стало невыносимо жалко этого бродягу со светскими манерами речи, она подошла и взяла его за руку. От этого он ещё больше смутился.
- Погоди, - велела женщина. – Ты, конечно же, голодный, как я могу тебя таким отпустить! Раз уж ты попал в мои владения, придётся тебе отведать стряпню моего повара, - она ободряюще улыбнулась.
- Хорошо. Буду очень благодарен, - произнёс бродяга.
И графиня повела его за руку в свой роскошный трёхэтажный особняк. Он шёл мимо прудов с чудесными золотыми рыбками, мимо прекрасных мраморных статуй и казалось ему, будто попал он в какую-то сказку, из тех, что с завистью рассказывают в придорожных трактирах.
Графиня велела главному повару приготовить обед, заказала блюда, а пока они готовились, усадила юношу в кресло и предложила побеседовать. Он охотно согласился. Только сейчас он смог рассмотреть её полностью. Она была старше его в два раза, как он узнал, однако красота её затмевала всех, кого он до этого видел. Тяжёлые золотые локоны спускались на плечи, на белое с серебром платье, что так обворожительно сидело на её стройном теле. В голубые глаза хотелось смотреть и смотреть. Он был очарован её красотой, хоть ему не было ещё и двадцати, а она была уже зрелой женщиной.
Она, в свою очередь, была приятно удивлена его умом, которому позавидовал бы не один из её знакомых баронов и герцогов.
- Я не представляю, как ты можешь вот так жить, - ужаснулась она.
- Когда-нибудь я всё равно умру, так и не испытав ничего хорошего, - грустно промолвил юноша.
Четверо слуг накрыли большой стол. Для бродяги обычные в доме графини яства казались божественными. Он поглощал их, с трудом орудуя вилкой и ложкой. А графиня съела совсем немного и всё оставшееся время смотрела на юношу лукавым взором. Бродяга лишь изредка поднимал глаза, смущаясь своему неумению правильно есть за столом. Наконец, он насытился. Его невыносимо жгла та мысль, что скоро это сказка закончится и тогда он снова возвратится на грязные голодные улицы.
Но, по крайней мере, подумал он, я всегда смогу вспоминать то, что случилось со мной сегодня. Чтобы один-единственный день провести вот так, стоило даже прожить столько лет в нужде.
Однако вместо этого графиня повела его во внутренний двор, к фонтану. Там они снова беседовали, и женщина рассказала ему о себе.
- В шестнадцать родители, знатные купцы, выдали меня замуж за старого графа, которого я не любила. И я прожила с ним пятнадцать лет, до самой его смерти улещивая этого невыносимого старика.
Она говорила, печально склонив голову и облокотившись на фонтан в форме огромной морской раковины. Но потом она резко выпрямилась и весело воскликнула:
- Это всё в прошлом. А сейчас я живу и радуюсь жизни.
Бродяга никогда не умел завидовать богатству, вместо этого он жалел свою бедность.
- К сожаленью, я радуюсь жизни, только когда напиваюсь эля в трактире, - улыбнулся он собственной шутке.
Графиня укоризненно покачала головой.
- Никогда не понимала, зачем мужчины напиваются. Впрочем, ладно…
Они с полминуты сидели и молча смотрели друг на друга. Юноше показалось, что графиня ждёт от него чего-то, каких-то действий. Только он не понимал, каких. Наконец женщина ласково улыбнулась ему и заговорила вновь.
- Мне нужен слуга, который бы вскапывал сад, землю под деревьями. Прежний уже стар и я его уволила.
Бродяга не смел и надеяться, что это всё не сон.
- Я хотела предложить тебе эту работу, - пояснила она, ожидая ответа.
- Да, конечно, - выдохнул он и рассыпался в благодарностях.
Графиня встала и деловито сложила руки на талии.
- Вот, - бодро произнесла она. – Раз ты теперь мой слуга, тебе нужна подходящая одежда. Ты должен выкупаться, а потом мы на тебя кое-что примеряем. Договорились?
- Да, - ошарашено кивнул бродяга.
Пока он купался в ванной комнате графини, отделанной розовым и чёрным мрамором, пока примерял новую одежду, уже наступил вечер.
- А ну-ка, покажись, - велела она ему.
Юноша вышел, одетый в бархатный кафтан зелёного цвета. Без привычных лохмотьев он ощущал себя голым. Он всё ещё не мог поверить в то, что уже никуда не уйдёт из этого чудесного дома, что уже не вернётся к бродяжничеству. Это сон, и лучше умереть, прежде чем он закончится.
- Чудесно, - оценила графиня, оглядев его с ног до головы. – Завтра приступишь к работе. А сегодня тебе надо отдохнуть.
- Я могу и сейчас поработать, - заметил юноша, скорее для приличия.
- Уже вечер, скоро стемнеет и ты ничего не увидишь. Сегодня ты отдыхаешь, как и каждый десятый день.
Они поужинали, снова лишь вдвоём за огромным столом. Юноша ел и задумчиво смотрел на свечи, которые горели не только жёлтым пламенем, как в тавернах, где ему доводилось хоть изредка бывать, а и синим, зелёным, белым и красным.
Наверное, это справедливо, подумалось ему. Судьба улыбнулась ему после стольких лет, так и должно быть. Он это заслужил.
Когда принесли блюдо из фазана, графиня, даже не дожидаясь, пока слуга уйдёт, сказала лукаво:
- Ты что-то там говорил про эль, дескать, что его любишь. Я эль, конечно, не пью, но вот подумала, что к птице отлично подойдёт белое вино.
- Мне никогда не приходилось пить вина, - чуть слышно отозвался юноша.
- Никогда не пил вина? - удивлённо приподняла она точёные брови.
Графиня заметила, что его обидели последние слова.
- Ну ничего, - сказала она утешительно. – Сейчас попробуешь.
Они пили и смотрели друг другу в глаза. После непродолжительного времени, когда они не разговаривали, опять заведя беседу, оба удивились, как сильно успел опьянеть собеседник.
Взгляд его то и дело сползал на её глубокое декольте. Теперь она была в чёрном вечернем платье.
- У тебя много было девушек? – сказала она, а затем быстро уточнила, чтобы он правильно понял вопрос, - женщин?
Он виновато улыбнулся.
- Ни одной.
Она подавила в себе желание удивиться, зная, какой он ранимый.
- Я тебе нравлюсь? – произнесла она.
Юноша встал, подошёл к ней и налил вина. Он видел, как в трактирах ремесленники подливают эль женщинам, которых хотят затем увести с собой.
- Да, вы мне очень нравитесь… - смущённо ответил бродяга.
- Этикет предполагает, что близкие друзья обращаются друг к другу на «ты», - шутливо попрекнула его графиня.
- А мы разве близкие друзья? – изумился он.
- Да, - ласково ответила женщина и пожала плечами, - а почему бы и нет.
Он понял, что должен задать ей один важный вопрос. Но она перебила его.
- Давай пересядем на диван.
Стол был слишком широк, а теперь они могли сидеть рядом, и тоже лицом к лицу.
- Зачем ты делаешь мне добро? – спросил он, но не услышал ответа. Вместо этого она улыбнулась.
- Так я тебе нравлюсь? - снова кокетливо поинтересовалась графиня.
- Очень нравишься, - уже смелее ответил он, с плохо скрытой нежностью в голосе.
- А почему ты не спросишь то же самое? – спросила женщина, словно готовая обидеться.
- Вижу, что нравлюсь, - слегка самодовольно ответил юноша.
Графиня фыркнула.
- Чтобы такой красивый и умный как ты, да не нравился женщинам… - воскликнула она. – А ты знаешь себе цену.
- Нет, - объяснил он. – Просто я вижу это по твоим глазам.
Графине понравились его слова. Он взяла его за руку, отметив про себя, что он вздрогнул, почувствовав её теплую ладонь в своей.
Он взглянула на стол, где догорали свечи.
- Знаешь, это хорошо, что у тебя не было женщин.
- Почему?
- Просто такие женщины, которые могли быть у тебя, наверняка… не очень чистые, понимаешь?
- Понимаю. Я рад, что ты рада.
Она своего добилась, и он перестал смущаться своей неопытности.
Бродяга воспользовался моментом, когда она на него не смотрела, и взглянул в вырез её платья. Грудь у неё была высокая и упругая. Она соблазнительно вздымалась от её жаркого дыхания. Юноша попытался представить, как будет выглядеть её обнажённая грудь. Наверное, он это увидит наяву. О, неужели он это увидит! Неужели этой ночью они будут вдвоём!
- Это сон. Чудесный сон. Этого не может быть, - говорил он.
Графиня хитро посмотрела на него. Затем обвила его шею руками.
- А этого тоже не может быть? – спросила она.
Юноша не ответил. Какое-то новое ощущение нарастало в его груди. Какая-то сладкая боль, что так приятно щемит сердце. Наверное, это любовь.
Зов любви подсказал ему, что он должен делать. Он должен делать то, что ему хочется. И юноша обнял женщину за тонкую талию. Под платьем был корсет. И как только женщины могут в них ходить, подумалось ему.
Вошёл слуга, чтобы убрать посуду со стола. Бродяга резко отодвинулся от графини, но слуга не обратил внимания на свою госпожу – не имел права.
Она сказала, что он может идти, и велела сегодня не присылать служанку, которая ей расчёсывала волосы перед сном.
- В доме никого нет? – поинтересовался юноша.
- Нет. Все слуги живут в отдельном доме на краю сада.
- Мы одни, - добавила она.
Юноша подошёл к ней и протянул руку. Женщина взялась за неё и встала с дивана.
- Настолько хорошо, что я могу умереть, - проговорил он, притянув её к себе. Её высокая грудь соприкоснулась с его грудью. Руки лежали на её спине, потом сползли на талию.
- Не бойся, не умрешь, - прошептала она. – Так и должно быть.
Их лица медленно сближались. Он закрыл глаза, когда не смог уже разглядеть чётко её глаза.
Юноша чувствовал на губах её дыхание. Она нашла его губы своими. Несколько минут они стояли посреди зала, в экстазе прильнув к губам друг друга. Потом женщина стала стягивать с него кафтан. Он расстёгивал крючочки на платье.
Чёрный шёлк плавно упал на паркет. Она обвила его шею руками и потянула в сторону спальни. Там было темно.
Они непрерывно целовались. Потом графиня на миг отстранилась и зажгла одну красную свечу. Бродяга взглянул на её роскошное тело, на длинные красивые ноги. Женщина стояла в одном корсете. Дивная тонкая талия и шикарная грудь. Красивым жестом она откинула назад золотые волосы. Дыхание её становилась всё жарче. Юноша подошёл к ней.
- Я люблю тебя, - сказал он.
Слова эти, сказанные им самим, принесли ему вновь ощущение сладкой любовной боли в сердце.
- Какой ты красивый, - восхитилась женщина.
Он вспотевшими пальцами расшнуровывал её корсет. Она согнула одну ногу за собой. Потом, уже обнажённую, повалил на огромную постель под алым балдахином. Их тела слились воедино, двигаясь к той точке, где душа отрывалась от тела и на несколько секунд оказывалась в раю…

Работа в саду не позволила бродяге заскучать в невиданной доселе роскоши. Впрочем, через два месяца она перевела его в разряд слуг, которые подавали ей кушанья.
Бродяге выделили свою каморку в доме для прислуги, но он там почти не бывал – едва ли не каждую ночь проводя с графиней. За всё это время он ни разу не вышел за пределы её владений. Что-то в том мире, который он покинул, пугало его даже теперь.
Бродяга быстро был переведён в разряд поварят, затем младших поваров. Он и сам заметил, что у него особый талант готовить стряпню. Главным поваром он так и не стал – вместо этого графиня сделала его личным казначеем. Он научился обращаться с большими деньгами. К сожалению, юноша слишком долго жил без них, поэтому и теперь всегда опасался снова попасть в нужду. Под тем кипарисом, где он уснул в первый день этой сказки, бодяга вырыл ямку, где время от времени припрятывал пару золотых.
Целый год провёл он у графини. Иногда она приводила к себе других мужчин, знатных лордов и герцогов. Тогда он отправлялся к пруду и сидел там всю ночь. И каждый раз боялся, что больше она не захочет быть с ним.
- Почему ты не берешь меня на светские балы и обеды? – спросил он как-то.
- Позже, - ответила женщина. – Пока ты всего лишь мой казначей. Если ты слишком быстро появишься ниоткуда, я потеряю уважение придворной знати.
На следующий день она велела управляющему убираться восвояси. Новым стал бродяга. Теперь под его началом была вся прислуга. Это была уже не работа, а просто привилегия.
Графиня всё меньше времени проводила со своим любимцем. Он приходил в её спальню раз в неделю, а потом и того реже.
А однажды она позвала его к себе.
- Я выхожу замуж, - сообщила графиня.
- За кого? – поинтересовался он внешне безразличный.
- За одного знатного лорда.
Он подошёл и обнял её за талию.
- Мы сможем быть вместе?
Женщина отстранилась. Поражённый этим юноша отошёл подальше от своей возлюбленной.
- Нет, - ответила графиня без особого сожаления.
- Что же я буду делать? – вымолвил он.
- Ты – управляющий моего особняка. Мы с мужем выстроим новый для себя и будем жить там. А в этот будем изредка заезжать. Потом он будет принадлежать нашим детям.
У юноши на глаза навернулись слёзы. Как она могла так предать его?
- Если бы я предложил тебе руку, ты вышла бы за меня? – голос его дрожал.
- Конечно же, нет, - высоким голосом сказала графиня. - Что подумали бы в обществе. Ты же просто управляющий, к тому же младше меня в два раза. Как ты себе это представляешь?
- Ты же говорила, что мы выйдем в свет, только позже, - растерянно вымолвил бродяга.
- Я такого не говорила, - раздражённо возразила женщина.
Он не понимал, что с ней. Она забыла, или лжёт.
- Я люблю тебя, - прошептал он. – Больше всего на свете!
- Я тебе этого никогда не говорила. Ты мне просто нравился.
Ну что ж, тогда ему незачем было жить. Она разбила его сердце вдребезги. Бродяга взглянул на парадную саблю, висящую на стене.
- Я не могу этого сделать с ней, - подумал он про себя.
Юноша взял её за голову, крепко поцеловал в плотно стиснутые губы.
- Прощай, - прошептал он нежно. – Мы больше не увидимся. Я ухожу.
- Не надо, - попросила она.
- Нет. Без тебя мне незачем жить. Я хочу только смерти.
Он шёл к выходу, к дверям.
Графиня стояла бледная, как полотно. Потом она стряхнула с себя оцепенение и побежала за ним.
- Я с тобой не прощаюсь, - крикнула она бродяге.
Но в её дрожащем голосе не было надежды. Она понимала, что убила этого молодого юношу.
Бродяга остановился. Повернулся к ней.
- А я с тобой прощаюсь, - сообщил он. – Прощай. Я тебя любил.
Она молча стояла на крыльце особняка, глотая слёзы. А юноша уже скрылся средь деревьев.
Он стоял на высокой колокольне и смотрел на особняк. Её дом был виден, но саму графиню бродяга различить уже не мог. Его заметили, и под колокольней стала собираться толпа зевак. Наверняка скоро вызовут легионеров.
Бродяга развязал холщовый мешочек, весь в земле, схватил пригоршню золотых монет и бросил вниз.
Люди с воплями ловили деньги, падали наземь, толкались.
- Вот ваша звериная суть! – крикнул бродяга. – Я никогда не был таким, и уже не буду.
Он кинул вторую пригоршню. Люди дрались, разбивали друг другу носы. Трубили где-то близко легионеры.
- Вот вам! – крикнул со злостью юноша, бросаю третью горсть монет, последнюю.
Нескольких задавили в жестокой потасовке, кому-то проломили череп. Легионеры били дерущихся по спинам деревянными дубинками.
- Прощай, - тихо сказал бродяга, обращаясь к графине. – Я любил тебя.
Он глубоко вздохнул, поднял глаза к небу и прыгнул вниз. Никто не попытался его поймать, наоборот. Люди рассеялись, когда он летел, и тело несчастного бродяги глухо стукнулось о каменную мостовую.
Графиня неделю пролежала в своей постели. Глаза её опухли от слёз.
Через полгода она всё-таки вышла замуж. Но с тех пор почти каждый день она вспоминала своего бродягу – невинного юношу, которого она неосмотрительно погубила. И никогда больше она не чувствовала себя счастливой.

8.07.2006-19.08.2006
Днепропетровск


© Copyright: Макс Артур, 2010
Свидетельство о публикации №210021500208
Прикрепления: 0635024.jpg(44Kb)
 
Форум » =Творчество= » Макс Артур » Легенды Безымянного Мира I » Легенда о бродяге (Фэнтези)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Макс Фэйтон © 2009 - 2017
Используются технологии uCoz